Реалии ЕС: печальные перспективы болгарской энергетики

Роль болгарского государства в самоизоляции от магистрального газопровода «Южный поток» продолжает будоражить общественное мнение в этой небогатой стране ЕС.

Уже после переноса инфраструктурного проекта от болгарских берегов к турецким София озаботилась утерянной выгодой и даже выдала бюрократическое одобрение на сооружение ЮП. Были выданы в эфир полный набор взаимоисключающих заявлений — от сооружения Южного Потока собственными силами и до описания его пагубной роли для каждого болгарина.Что не помогло вернуть стране доступ к дешевому газу, к многомиллионным ежегодным платежам за его транзит, к созданию многих тысяч новых рабочих мест. Зато вернулись другие воспоминания — об уникальном подходе болгарских властей к энергетике для собственных нужд, не говоря уже о прочих европейцах.

Как и все постсоветские страны, Болгария тяжело встретила знакомство с капиталистическими реалиями. Однако в отличие от других государств бывшего соцлагеря, внедрение рыночной экономики в балканском государстве оказалось донельзя затяжным и сомнительно успешным процессом. Болгарская шоковая терапия была больше похожа на метод американской казни посредством известного стула, чем на лечебно-оздоровительную процедуру.

К концу 90-ых годов прошлого века (через десять лет после перехода к рыночным реалиям!) ВВП Болгарии составлял всего 55 % от 1989 года. За чертой бедности пребывало свыше 80 % населения. Инфляция в годовом исчислении достигала сотен процентов (например, 311 % в 1996 году). Приватизация проходила с дикими нарушениями законности, абсолютно безнаказанными и поныне. Болгарская казна получила 3 млрд. $ за распродажу активов с остаточной стоимостью свыше 30 млрд. $. Что неудивительно на фоне таких сделок, как приватизация Кремиковского металлургического комбината. Предприятие с тремя доменными печами, тремя стотонными конвертерами, собственными коксохимическими, обогатительными, прокатными и ферросплавными цехами, со своей ТЭЦ было продано за 1 $. За один доллар США, да-да. Вполне естественно, что с 2009 года комбинат закрыт и потихоньку банкротится — такой реликт нерыночного прошлого можно выгодно распродавать десятилетиями.

В 2002 году тотальный упадок промышленности и сельского хозяйства Болгарии достиг дна. Именно в этом году Еврокомиссия признала наличие рыночных (руин) основ болгарской экономики. До вступления в ЕС оставалось еще несколько лет. Одним из главных условий Брюсселя был отказ страны от атомной энергетики. Кто сказал, что в евробудущее нельзя идти при свете лучины? Иные готовы туда маршировать под чад нацистских факелов, протестов у ЕС это не вызывает.

Атомная энергетика Болгарии до 2002 года обеспечивала половину всех генерирующих мощностей страны. Единственная АЭС в г. Козлодуй обладала шестью работающими энергоблоками, суммарно на 3.6 МВт. До 10 млрд. кВт в год удавалось экспортировать. Скажем, яркость афинской Олимипады-2004 во многом обеспечивалась болгарским электричеством. Еще в 80-ые годы прошлого века было начато строительство еще одной болгарской АЭС, в городе Белене. Но на волне вполне объяснимого страха от чернобыльской аварии, в условиях идиосинкразии на все «совковое» и трудностей с финансированием проект мирного атома в Белене был заморожен.

Деградацию 90-ых годов удалось пройти на единственной АЭС — в этом веке ее реакторы начали закрываться для вступления в ЕС.

31 декабря 2002 года были заглушены 1 и 2 энергоблок АЭС Козлодуй. 31 декабря 2006 года (накануне официального принятия страны в Евросоюз) прекратили работу 3 и 4 энергоблок АЭС. Дефицит генерирующих мощностей покрыли экспортом газа, нефти и сжиганием собственного угля. Что вызвало усугубление уже бюджетного дефицита Болгарии. Доходы от экспорта электроэнергии существенно снизились. Не смотря на разрушение собственной промышленности, которой электричества в прежних объемах уже не требовалось.

Вообще производство электроэнергии в Болгарии отличается завидной стабильностью. В 1988 году — 45 млрд. кВт, в 1998 — 44 млрд. кВт, в 2008 — 46 млрд. кВт, в 2014 — 44 млрд. кВт… Что свидетельствует о состоянии реального сектора болгарской экономике куда красноречивее управляемой статистики ЕС. Тарифы на киловатты для болгарского населения за последние четыре года выросли в четыре раза. Дешевого вступления в семью европейских народов никто не обещал. В 2013 году на почве возмущения от цифр в платежных документах за потребленное электричество случилась отставка правительства после уличного недовольства. Но его лидер (Б. Борисов) в прошлом году опять вернулся в премьерское кресло, чего нельзя сказать об уровне цен на электроэнергию.

Гораздо интереснее тот факт, что другими кандидатами, участниками и новобранцами ЕС атомные станции отнюдь не закрывались. Если не считать прибалтийского эпизода с Игналинской станцией. В Финляндии (АЭС Ловииса), в Чехии (АЭС Дукованы), в Словакии (АЭС Богунице), в Венгрии (АЭС Пакш) реакторы советско-российского производства продолжают успешно функционировать. В том числе именно такого типа — ВВЭР 440 — как в заглушенных блоках болгарской АЭС! Кстати, модернизация остановленных реакторов обошлась болгарскому бюджету и европейским налогоплательщикам в сотни миллионов евро. Эти средства не помогли сохранить энергоблоки в работоспособном состоянии, но на консервацию болгарского атома продолжают ассигновать сотни миллионов евро. На данный момент атомная генерация Болгарии зиждется на двух реакторах ВВЭР-1000 и обеспечивает треть потребностей страны. Вместо 50 % еще двенадцать лет назад.

В 2005 году начался сериал «Возвращение станции в Белене или как построить АЭС, объевшись беленой».

Уяснив пагубность постоянных закупок ископаемого топлива (и спалив эн-ное количество дотаций в бесплодном развитии альтернативной энергетики), власти Болгарии решили возродить строительство замороженной АЭС.
Тендер среди пяти поставщиков реакторного оборудования выиграл российский Росатом, в кооперации с фирмами Siemens, Skoda и рядом болгарских предприятий.
В 2007 году Еврокомиссия положительно отреагировала на технологический выбор в пользу российских реакторов ВВЭР-1000, тип AES-92, так как они «…обладают необходимой мощностью, включают передовые технологии пассивной системы безопасности и полностью соответствуют всем европейским требованиям, предъявляемым энергоносителям…».
Пять лет продолжалось согласование стоимости проекта и поиск инвесторов. Пока вопрос не решился предоставлением российского кредита на постройку АЭС для болгарских нужд.
В 2010 году Росатом и НЭК Болгарии достигли договоренностей о цене в 6.4 млрд. евро за сооружение, испытание и ввод в эксплуатацию двух блоков на 1000 МВт каждый. На российских предприятиях ОМЗ Ижорские заводы и ЗИО Подольск началось изготовление парогенераторов, корпусов высокого давления и сопутствующего оборудования для новой болгарской АЭС. Весом в тысячи тонн и стоимостью в сотни миллионов евро. Параллельно шли земляные работы, строительство подъездных путей, заливка бетонных фундаментов в Белене.

В 2011 году первая партия российского оборудования прибыла в Болгарию на безвозмездной основе, оно не оплачено до сих пор.
В 2012 году строительство АЭС в Белене было прекращено в связи с нехваткой российского кредита на весь цикл ввода станции в эксплуатацию.
Болгарское правительство заявило о скором погашении задолженности перед Росатомом за весь объем выполненных работ и дружно ушло в отставку. В стране прошли многотысячные марши в поддержку возрождения болгарской атомной энергетики.
В 2013 году новое правительство Болгарии изложило план установить уже купленный (но еще не оплаченный!) российский реактор ВВЭР-1000 на новой площадке АЭС в г. Козлодуй. То есть списать в архив все дорогостоящие работы в Белене, начиная от проектных и заканчивая строительно-инфраструктурными. И начать все заново в Козлодуе.

В 2013 году в Болгарии состоялся общенациональный референдум о судьбе атомной станции в Белене. 61 % участников голосования высказались за продолжение строительства новой АЭС — хотя сама идея выносить подобные вопросы на референдум весьма сомнительна. Однако явка избирателей оказалась низкой, что нивелировало результаты общенационального опроса. Через несколько месяцев болгарский парламент 114 голосами против 40 принял решение отказаться от АЭС в Белене.

Вот уже два года Болгария отбивается от исковых претензий Росатома за уже поставленное оборудование и одновременно пытается пристроить означенное оборудование на АЭС в г. Козлодуй. В многочисленных консультациях участвуют могучие, брендовые компании с мировой известностью — Westinghouse, Mitsubishi, Toshiba, General Electric. От собственного участия в финансировании своих же энергетических потребностей Болгария отказалась. Доказать необходимость выделения траншей от ЕС и/или МВФ с ЕБРР тоже не удалось.

До сих пор ведутся переговоры о контракте на проектирование расширения старой АЭС. Инвестиций нет даже в проектирование. Как и понимания, как же построить силами западных компаний и за счет западных банков атомный энергоблок, собранный в России. Под российские стандарты строительства и эксплуатации, под российское обслуживание и под российское топливо. Вполне удовлетворяющие ЕС, но недостойные для дефицитной болгарской энергетики.

Заболтать, закрутить и похоронить в бюрократическом водовороте можно любой проект. В том числе столь сложный и перспективный, как трансконтинентальный газопровод или атомные энергоблоки. Срок эксплуатации двух пока что действующих реакторов на болгарских АЭС заканчивается в 2017 и 2019 годах. Его продление зависит от позиции Росатома, от участия его специалистов в этом продлении. Государственная российская корпорация уже несколько лет пытается получить от болгарской стороны компенсацию расходов на замороженный проект АЭС в Белене. Объевшись белены русофобии, можно остаться без атомной энергетики уже через несколько лет. На совершенно законной основе, путем многолетних собственных усилий, как и без Южного Потока. Там и до «выгоднейших» проектов возведения СПГ-терминалов рукой подать, Литва не даст соврать.

 
 

Комментариев нет.